Нелёгкая доля email Print

    После выпуска облигаций в 1902 году стало возможным ввести в строй мелкосортный, а в 1903 году и проволочный цехи. Они ютились в одном корпусе, под единой крышей, но их разделял узкий, ничем не огражденный проход. На месте ремонтно-котельного цеха (теперь цех ремонта металлургического оборудования) примерно в 1904 году возвели мостовой цех, который являлся филиалом Путиловского завода (Петербург) и позже был передан французскому заводу. В 1907 году в мартеновском цехе была пущена новая печь производительностью 1000 пудов. О ней владельцы долго шумели как о чуде. И в самом деле, такой объем производства печи в то время был вершиной. Приблизительно в 1910 году на месте нынешнего цеха ремонта металлургических печей был построен оцинковочный цех, где оцинковывали кровельное железо.

110-4.jpg

       Одновременно с заводом рос жилой массив, впоследствии ставший крупнейшим промышленным районом города. На утопавшем в зелени поселке "Малая Франция" в частных домах жили мастера и высококвалифицированные рабочие, преимущественно французские. Освещался поселок керосиновыми фонарями, везде были шлаковые дорожки.
      Особой роскошью отличался поселок "Большая Франция". На нем располагались дома руководителей завода. Чего стоил один только дом первого директора завода Бушакура. Двухэтажный коттедж с мансардой, внутри украшенный зеркалами и отражающимися в них картинами. Жаль только, что Гражданская война и Сталинградская битва оставили от него только ступеньки. На поселке имелась небывалая по тем временам роскошь - электричество. По деревянным настилам на племенных лошадях ездил на работу в Главную контору (ныне заводоуправление) директор. Известно, что бельгиец Лев Павлович Лоэст, руководивший заводом с 1910 по 1917 год, был холостяком и жил в своем особняке один с таким же количеством собак, как и комнат. Разделял эти два поселка парк. В нем был теннисный корт, на зиму становившийся катком, площадки для выступления артистов и т.п.
      Вход в парк охранял жандарм. Он не пропускал сюда жителей "Русской деревни", в которой домики были намного проще. Тесные, с низкими потолками глинобитные казармы на четыре хозяина. Освещения на поселке не было. Предполагалось посадить сквер, но вместо него поселок всегда "украшали" лужи и грязь. Правда, было на поселке достижение цивилизации - открытый кинотеатр "Ля руж" ("Заря"). Известно, что он неоднократно горел, ведь поджигали его сами владельцы, предварительно застраховав на солидную сумму денег. Самым посещаемым на "Русской деревне" местом был базар с многочисленными шинками, где продавали спиртное в таре от "мерзавчика" (50 грамм) до "Гусиньи" (3 литра). Так как на заводе столовых не было, то каждый рабочий приносил с собой на обед еду, а холостяки пользовались услугами специальных базарных рядов, которые назывались "обжорки". Здесь можно было купить домашнюю еду (жаренную рыбу, уху, борщ или котлеты).
      На берегу Волги располагался поселок "Халтаевка", построенный "на халяву" самими рабочими из сплавляемой по реке древесины. К 1903 году сложилась обстановка, когда администрация завода стала разрешать рабочим строить свои собственные дома. Больше того, отдельным рабочим даже выдавались денежные ссуды для постройки. В 1907 году завод под дальнейшую застройку арендовал участок земли от нынешнего проспекта Металлургов до оврага, что за старым стадионом. Застройка шла и на городской земле. На вновь арендованный участок земли завод протянул водопровод на три колонки общего пользования. Все возводившиеся дома были деревянные, располагались они скученно. Распространил завод свою заботу о рабочих и их домовладениях и до создания противопожарной "команды". Стоял в поселке так называемый сарай, при нем обитал дежурный сторож, старик. Он и пожарник, и кучер при единственной лошади. Пожарный сарай имел оборудование: телегу с порожней бочкой и насос на двухколесном прицепе, а также шланги и одно ведро. Ведро заботливые хозяева включили в оборудование для того, чтобы в случае пожара черпать им воду из Волги и наполнять бочку.
      Первоначально при заводе не было даже больницы для рабочих и их семей, не сразу появилась и начальная школа. Зато питейные заведения открывались одно за другим, и к 1917 году их было более ста.
      В начале XX века после многочисленных просьб и обращений жителей поселка в русской деревне французского завода появилось трехклассное церковно-приходское училище, а к 1914 году - еще одна начальная школа.
      К тому времени в поселке проживало более 15 тысяч человек.
      Из года в год сохранялась в заводском поселке и транспортная проблема. На заводе работало много рабочих и служащих, живших как в самом городе Царицыне, так и в селах Городище, Орловка, Рынок. Пути сообщения с городом и поименованными селами были преимущественно пешеходные.
      Правда, с открытием навигации между заводом и городом курсировали баркасы "Татарченок" и "Казак", иногда их подменял "Пришиб". Однако рабочие, проживавшие в городе, не могли пользоваться этим транспортом, так как рейсы баркасов не были приурочены к сменам, также как и местный поезд, который проходил мимо завода только дважды в сутки. Кроме того, отпугивала стоимость проезда в размере 5 копеек в один конец. Это было обременительно и люди ежедневно вышагивали по дорогам и без дорог длинные версты. В зимние морозные дни рабочие, жившие далеко от завода, размещались, где только выискивали возможность, или ютились внутри завода от воскресенья до воскресенья.
     В черту города завод и окружающие его жилые постройки были включены в январе 1908 года. Однако лишь в декабре 1915 года от Балкан (район Царицына) до французского завода был пущен трамвай.


Наталья Болдырева,
директор заводского музея

Permanent link: http://www.vmzko.ru/110years/HardYears.html